Три электрички

Город у нас славный, с историей. Имя его и в документах всяких есть, и даже в летописи. Стоит он на реке, от которой имя пошло. Город как город, не такой уж и большой. Кто говорит — тыщ пятнадцать населения, в путеводителе — двенадцать написано. А пройтись по улицам, по сторонам поглядеть — может, уже вовсе и семь. Где народ-то? Кто пьет, кто в Москву на заработки подался…

И жил в городе нашем один мужик. Однажды жена ему говорит: «Все твои друзья-одноклассники давно уже в Москву подались на заработки, вон какие деньги приносят женам. А ты что сидишь? Думаешь, так легко на шесть тысяч детей в школу собрать, всех накормить, напоить и еще за квартиру заплатить?». Мужик отвечает: «Мне и здесь нравится, все-таки родина моя». А жена ему: «Смотри, все уже уехали: Санька уехал, Петька уехал, Васька… Все! А ты что не поедешь?». Пилила-пилила, пилила-пилила, и в конце концов он согласился. Как раз в это время одноклассник его очередную бригаду сколотил, ремонт в квартире каким-то новым русским делать. И решил мужик рискнуть да отправиться на заработки в Москву.

Жена ему курицу в дорогу завернула, яиц наварила, помидорчиков и огурцов с огорода собрала… Мужик на вокзал пришел – а билетов-то и нет. Только СВ да купе. А ему уж послезавтра надо в Москве быть! Ну и ладно, думает он, до Москвы всего шестьсот верст, перекладными электричками доберусь. И уехал.

В первой электричке нормально едет: в окно смотрит, с родиной прощается… Вторая электричка тоже ничего так довезла. На вокзале посидел немножко, подождал… И вот третья электричка подъезжает — последняя, до Москвы которая. Едет мужик, смотрит по сторонам. А на дворе ночь, осень, листвы уж нет да дождь идет…

Вдруг в вагон заходит контролер и говорит: «Ваши билетики». Понятное дело, нет у мужика никаких билетов, да и денег-то, в общем, лишних нет. И давай он драпать от этого контролера. Бежит, бежит, а контролер за ним по вагону идет с ОМОНом. Добегает мужик до первого вагона, бежать дальше некуда, и понимает, что все — кранты, приехали, сейчас высадят его темной ночью на полустанке. А контролер все ближе, ближе… И вот дошел он наконец до него. Мужик мыслями собрался, решил не врать и говорит: «У меня денег нет, я в Москву на заработки подался». А контролер и отвечает: «Знаешь, я много разных людей видел. Ты – честный человек, я смотрю в твои глаза и верю тебе. Давай побратаемся, что ли».

Мужик удивился, конечно, что ему такое предложили… «Ну давай». «Отныне ты мне брат, — говорит контролер. — И как брат брату, я тебе одну вещь скажу. Сейчас ты в Москву приедешь, с вокзала пойдешь – там всякие палатки, пиво, чебуреки, беляши… Вдруг увидишь – все куда-то бегут. И ты с людьми беги. Прибежишь на большую площадь – а там ищут людей, которые умеют сны разгадывать. Собрал всех местный олигарх и хочет разгадать свой сон. А ты не бойся, выйди и скажи: я могу разгадать. Он тебе скажет: приснилось мне, что с неба волки сыплются, много волков, целые стаи. Ты поломайся чуть-чуть для порядка и ответь: а я знаю, что это значит. Тяжелое время для тебя будет, готовься. Трудное время будет, но если будешь готов – проживешь… Я тебе, как брат брату, правду говорю. А поедешь ты обратно, не садись ни в машины, ни в поезда, ни на самолеты, а езжай электричкой. И половину того богатства, которое олигарх тебе в награду даст, отдай мне».
Мужик оторопел, конечно, но кивнул: «Ладно, отдам, раз обещал». Ударили они с контролером по рукам, и довольный контролер ушел.

Вечер, осень, Москва. Курский вокзал. Мужик выходит из электрички, хочет купить себе чебурек или беляш и видит – все люди бегут куда-то. Он подходит к хозяину палатки и спрашивает: «Что тут происходит?». А ему говорят: «Ты что, не слышал? С луны, что ли, свалился? А ну давай вместе с нами на площадь, там народ собирают!».

Прибегает он с толпой на площадь – а там уже пять тысяч человек. Все стоят, волнуются. Выходит олигарх и говорит: «Кто сможет помочь мне, кто сможет мой сон разгадать? Чудной сон мне приснился: волки с неба сыплются, много волков, целые стаи». А все стоят и боятся, потому что знают: это такой олигарх, что если ему не то слово скажешь, он тебя точно со свету сживет.

Тишина на площади – и вдруг наш мужик выходит вперед: «Я могу твой сон разгадать, я знаю, что он значит». Его люди в черном сразу взяли под белы ручки — мужик даже испугаться не успел. Привезли его в ресторан, накормили сытно и вкусно, потом завели в магазин, костюм купили, чтобы он нормально мог перед олигархом предстать, а не как последний замухрышка в застиранном свитере… И привели на прием. Олигарх его спрашивает: «Это ты расхвастался, будто сны разгадывать умеешь?». «Ну да». «И что мой сон значит?». А мужик помнит, что надо поплевать в потолок, посмотреть по сторонам, сделать вид, как будто думает… Подождал немножко и говорит: «Знаешь, плохое время для тебя будет, очень плохое. Тяжелое время. Но если подготовишься к нему заранее, то проживешь нормально, и снова все у тебя станет замечательно». Олигарх посмотрел на него и сказал так, по-человечески: «Спасибо». Тут же дал мужику кучу денег целых два чемодана, машину решил подарить – в благодарность о том, что человек его предупредил… Мужик подарки принял, но на машине обратно домой не поехал – сел в электричку. А контролера по пути не встретил. Едет и думает: «Ну чего мне этого контролера искать? Был чувак какой-то непонятный, даже имя не сказал, брататься решил, что за ерунда вообще… Он меня не знает, я его не знаю, я его больше не увижу, он меня — тоже… Не стану я ему половину отдавать».

Возвращается он домой — жена, конечно, в шоке: так быстро приехал и с такими деньгами! Зажили они безбедно: детей обули-одели, пристройку к домику сделали, наконец канализацию провели вместо выгребной ямы… Прошло несколько лет, мужик все богатеет. Деньги-то он с умом вложил, ведь не дурак был, просто не везло ему раньше.

Живет, горя не знает, как вдруг по электронной почте ему письмо приходит.
Пишет ему тот самый олигарх, а в письме такие слова: «Мне сон непонятный приснился, дикий сон. Приезжай в Москву, разгадай его. Я тебя озолочу, не обижу — помнишь, как я с тобой обошелся? Все хорошо будет, только помоги мне». И тут мужик понимает, что он тому контролеру, брату своему названому, деньги не отдал, а сон не разгадает сам. И вообще непонятно, как теперь контролера искать. А кто ж он без него? Но делать нечего – ехать надо.
Никому не сказал он о письме – ни жене, ни детям. Ходит мрачный второй, третий день. Никто не понимает, что с ним случилось – вроде всегда такой веселый был… В конце концов, решился мужик: «Поеду я в Москву, но не на поезде, а на электричках». Вся семья удивилась, конечно. Ну ладно, говорят, езжай, если надо…
Садится он в электричку и вспоминает, как ехал он несколько лет назад, когда у него еще денег не было. Смотрит в окно – опять осень, ветер, деревья черные стоят, дождь начинается…

На первой электричке проехался – все нормально. Вторую подождал на вокзале, но уже не так, как в прошлый раз бомжиком на лавке спал: в кафешку зашел, беляшик с кофе взял… Вторая электричка прошла — и вот подъезжает третья, самая важная. Мужик уже и так сидит, и эдак, ерзает и гадает – придет тот контролер или нет, и что делать дальше-то? И вот, за сорок минут до прибытия в Москву, в вагоне появляются контролеры – та самая бригада ОМОНа и брат его названый! Мужик хочет ему билет показать или отдать какую-то деньгу – жалко ему, что он тогда богатством не поделился, но отдавать все равно не хочется, потому что половина эта у него уже в деле, в доме, в детях…

Подходит к нему контролер. Мужик вжался в сиденье, а тот на него смотрит и говорит: «Здорово, братское сердце. Я все знаю. Сейчас приедешь к нему… Послушай, молчи, не говори ничего. Ты приедешь к нему, а он скажет, что плохой сон ему приснился — будто мечи с неба сыплются, много мечей. А ты ответь, что опять тяжелое время будет, еще страшнее прежнего. Но если он подготовится к нему, то проживет нормально, и все у него будет в порядке. Пусть только помнит, что беды впереди», — и с тем уходит. Мужик вскакивает, пытается бежать за контролером, но ОМОН заграждает путь, никак к нему не пробраться — и контролер уходит, даже не посмотрев мужику в глаза.

Приезжает он в Москву – ничего не изменилось: те же самые люди, вывески, ларьки, беляши, чебуреки… Но куда ехать, он уже знает. Приходит к олигарху, а тот говорит: «Я знал, что ты приедешь! Знал, что ты сможешь разгадать мой сон. Мне мечи снились, много мечей с неба сыпалось — что это значит?».
Мужик поплевал в потолок, посмотрел по сторонам и отвечает: «Да, знаю. Плохое время для тебя будет, тяжелое, еще хуже прежнего. Готовься. Будешь подготовлен – проживешь нормально». Олигарх, конечно, обрадовался, что мужик его предупредил, и дал ему пятнадцать чемоданов денег, кучу разных машин, даже свою подарил – и отправил восвояси.

Мужик домой вернулся и думает, что надо бы этого контролера отыскать и как-то его отблагодарить, а то нехорошо получается. Пытался его найти, садился в разные электрички, искал везде – нет его. Спрашивал у путейцев – а те ответили, что контролеры живут в дальнем вагончике: мол, если прямо пойдешь, то как раз их увидишь, они недавно со смены вернулись. Мужик идет, куда велено, и чем ближе к вагончику, тем меньше ему хочется разговор заводить и деньги отдавать. Ну ведь правда, кто он ему такой? Вдруг он видит, как выходит тот самый контролер, брат его названый. Мужик идет к нему, и первое, что он делает, даже не подумав ни о чем, — хватает палку и начинает бить контролера, чтоб тот отключился, но не убивать совсем… Потом оставляет тело лежать на земле – и уходит.
Вернулся мужик домой, ходит мрачнее тучи и думает – убил я его или нет? Жив он там или нет? И ведь все вроде хорошо: денег куча, уже и дети обеспечены, и внуки. Только злой какой-то мужик стал. Про таких говорят «тяжелый человек». Ходит и все мается: что же я натворил?

Через несколько лет снова получает он письмо. Пишет олигарх: «Приезжай ко мне. Я знаю, в третий раз ты меня точно не подведешь, все правильно скажешь. Мне опять сон приснился непонятный… Я тебя жду, прилетай на самолете, только быстрей». И мужик понимает, что он сейчас приедет к олигарху и скажет: «Я ничего не знаю — это все не я разгадывал, а чудак из электрички, но я его убил по глупости…»
Но делать что-то надо. Мужик отказывается от самолета, идет на вокзал, выкладывает все деньги… Охрана личная бежит за ним, а он говорит, что охранники ему сейчас точно не понадобятся. Все в шоке остаются на перроне, а мужик впрыгивает в уходящую электричку и едет в Москву.

И все страшнее и страшнее ему становится. Первая электричка… Вторая… Что он только ни думал за это время! Наконец третья электричка. Все ближе и ближе Москва… Вдруг в вагон заходят контролеры с ОМОНом – и его названый брат, постаревший уже, седой совсем. Мужик на него смотрит и глазам поверить не может: он все-таки надеялся, что его не убил, надеялся, что у него будет амнезия… Контролер подходит к нему и наклоняется, шепчет что-то на ухо, чтоб никто не слышал, и уходит. Мужик ему кричит «Стой, стой!», а контролер уже ушел. И ОМОН дорогу к брату загораживает. Догнать не дает.

Приезжает он в Москву к олигарху. Тот его встречает, как дорогого друга, наливает дорогущего виски, выставляет самые лучшие угощения и говорит: «Ну садись, рассказывай. Мне такой сон странный приснился, даже и не знаю, как объяснить: овцы с неба падали, много, целые стада…». Мужик отвечает: «Не страшно все это, не бойся. Наконец-то для тебя настанет твое время, лучшее время, и будет у тебя все хорошо. Дождался ты! Богатства твои приумножатся, и в семье все будет хорошо».
Олигарх его, конечно, наградил на радостях: держи, говорит, двадцать мешков золота, тридцать — серебра… А мужик спокойно думает: дают — так дают… И понимает, что очень надо того контролера отблагодарить. Не последняя он сволочь, чтобы так с ним поступать. Ведь брат названный действительно не желал ему никогда зла – а он-то его и кинул, и избил…

И вот мужик не едет машиной, не летит самолетом, а садится в обычную электричку. Ищет глазами контролера – а его нет, вообще нигде контролеров не видно. К станции пошел, а там пусто – нет никого, и домик путейский снесли. Говорят, всех в какое-то другое место перевели.

Долго ли, коротко ли, но находит мужик очередной вагончик, будку путейскую. А контролеры как раз со смены пришли, штрафные квитанции заполняют. Мужик стучится в дверь и видит: сидит братушка его. Он его пальцем манит: выйди, выйди! А сам боится, думает: «Я ему скажу «выйди», а он подумает, что сейчас я его опять отлуплю, и не смогу я ему ничего объяснить. Чем дольше я к нему шел, чем дольше искал, тем больше понимал, какая же я на самом деле сволочь – и как надо его отблагодарить. И вот у меня с собой чемодан, а в этом чемодане много-много денег – как раз та самая, его половина богатства…»

А контролер в окно мужика увидал, головой показывает, мол, обожди, и дальше пишет. Мужик снова зовет «Выйди!» — тот все равно пишет. Тогда мужик заходит в каморку, бухает на стол чемодан с деньгами и говорит: «Здравствуй, братское сердце, вот, пришел. Я… я все понял».

А тот говорит: «Да? Понял, говоришь? Ну смотри. Помнишь первый раз, когда волки с неба сыпались? Я еще сказал, что время будет тяжелое, плохое время будет. И волки правда сыпались с неба, просто мы этого не замечали. Это время было такое: грызли все друг друга. Это было время, когда люди кидали друг друга, и тяжело всем было из-за этого. Ты тоже меня кинул – подумай, ты виноват, и время виновато, ты делаешь время, и время делает тебя… А второй раз – помнишь про мечи? Плохое время было, войны были, люди убивали друг друга – и ты избил меня. Ты думал, что я все забыл, что амнезией буду страдать – или убьешь меня вовсе… Это ты делал время, и время делало тебя. А сейчас? Я сказал, что все будет хорошо, овцы с неба падают – все богато живут, добры друг к другу. И ты пришел, ты раскаялся. Это ты делаешь время, и время делает тебя. Не нужны мне богатства, забирай свой чемодан, иди домой и просто помни о моих словах».

Мужик совершенно оторопел, вышел из каморки, сел в электричку и понял, что ему эти деньги, в общем-то, тоже не нужны. Роздал половину бедным, половину еще кому-то, кого в пути встретил, и все по дороге думали – вот сумасшедший… Он вернулся домой, а там жена его ждет, дети и внуки. Собрал всех вместе, посмотрел на родных и сказал: «Это вы делаете время, и время делает вас».
И больше никогда он в Москву не ездил.

2015

Охотник и муравей

Каждое утро Охотник делал зарядку. Он заряжал своего охотничьего муравья. Кислотой. Муравьиной.
И вот пошли они как-то в лес и встретили там медведя. Муравей и говорит Охотнику:
— Стреляй!
А Охотник и отвечает:
— А я патроны дома забыл!
— Эх, ты растяпа! Опять придется все за тебя делать!
И стрельнул. Кислотой. Муравьиной. И попал. Прям в глаз. Закричал медведь нечеловеческим голосом, схватился за больное место. И побежал по лесу. Бежал- бежал и стукнулся головой о дерево. Как дятел. Или как рыба. Об лед.
И вот лежит он в чистом поле совсем мертвый. Подходит к нему Муравей и говорит Охотнику:
— Телегу давай!
А Охотник и отвечает:
— А я телегу дома забыл!
Что ответил ему Муравей не в сказке сказать, ни пером описать. Обиделся, короче. Созвал все свое муравьиное племя. И забрали они медведя. Им даже потом пришлось муравейник расширять, чтобы шкуру медвежью в прихожей постелить. А Охотник один в чистом поле остался. Без патронов, телеги и медведя…
Правда, Муравей к нему потом вернулся. Видно инстинкт охотничий позвал. Но это совсем другая история.

Осло

В городе Осло нет зависти, злости.
В городе Осло осленки живут.
В городе Осло желанные гости,
Все кому нужен тепло и уют.

В городе Осло река Апельсинка
Солнечным светом бежит на восток.
Утром осленки хватают по крынке,
Пьют из реки апельсиновый сок.

В городе Осло есть улица Солнца
И переулок безумной Любви.
Каждый осленок задорно смеется.
Только успей — смешинки лови.

Что же такого в том городе Осло?
В городе Осло — столица любви.
Вечером лягут осленки и после
Видят цветные, волшебные сны.

Новогодняя сказка

Жил-был Человек. И ничего у него не было. И картошки у него не было. И пожарить ее было не кому. Проснулся он как утром, помотрел на календарь, а на дворе уже 31 декабря… Надо, значит, Новый год отмечать. А елки-то и нет. И в гости никто не придет.
Загрустил Человек и пошел гулять. Сел на троллейбус и стал по Садовому кольцу кататься. А талончик не пробил, потому что совести у него тоже не было. Вот едет он, по сторонам смотрит. Вдруг на остановке зашел щеночек с белым ушком и сел на соседнее сиденье. Смотрит на Человека, будто ищет что-то, словно в душу заглядывает.
— Нет у меня ничего! Иди отсюда! — Человек кричит, а щеночек все равно не уходит. И решил он собачку к себе забрать. Идут они, к подъезду подошли. А там объявление висит: «Кто нашел щеночка с белым ушком, позвоните по такому-то телефону, вознаграждение такое- то». Тут у Человека совесть появилась и стала грызть его. Вдруг, малыш перед праздником плачет, и утешить его никто не может, или бабушка старая теперь одна в новогоднюю ночь останется? Взял и позвонил. Ну, там все, конечно, обрадовались и Человека в гости пригласили. И справили они Новый год вместе. А там девушка красивая была, дочка хозяйская. Уж очень она человеку приглянулась, и он ее в гости пригласил. Картошку жарить. Пришла она к нему со своей картошкой. А потом вообще за него замуж вышла. И родилось у них много-много детей.
И вот однажды под Новый год приходит к нему сын любопытный и спрашивает: — А что такое ничего? Оно наверное страшное? — Нет, сынок, — человек отвечает, — Ничего не бывает. У него даже название есть. Хочешь расскажу тебе поучительную историю? Жил-был Человек и ничего у него не было. И картошки у него не было. И пожарить ее было некому…

Мышка

У меня появился Дом. Странный, обшарпанный, он смотрел на меня своими большими окнами. Кухня, заставленная тумбочками и шкафами, просила меня помочь ей. Комната ждала уборки. И я осталась.
Медленно и внимательно я осматривала каждый уголок моего нового Дома. Знакомилась с его обитателями: мухами, пауками и паркетными жуками. А потом. а потом зазвонил телефон. Мои друзья, узнав о новоселье, просились в гости. Они приходили толпами, оставляя следы в коридоре и горы грязной посуды. Вот и них-то пройдет мой рассказ.
В ту зиму всем очень тяжело жилось. Денег не было совсем. Переход, верный друг, не мог ничем нам помочь. Я стояла на морозе, замершими пальцами играла «Шутку» на ледяной серебряной флейте.
Надо вылезти погреться наверх. Вижу, девушка сидит и плачет. Подошла к ней.
— Ты что плачешь?
— Да, вот, жить негде.
— Ты местная?
— Нет, с Кривого Рога.
— Ладно, не плачь, пошли ко мне.
По дороге к Дому, Мышка рассказала свою печальную историю. Она была беременна, её молодой человек не захотел с ней связываться, родители, настаивая на аборте, выгнали ее из дома, а друзья отказались временно принять. И Мышка приехала в Москву, чтобы сидеть и плакать на краю перехода. Дом как-то сразу принял её. Каждое утро она вставала, пела песни ещё не родившемуся малышу, убиралась, будила меня, мы скудно завтракали, и я отправлялась играть в переход. Дни бывали всякие. Иногда мы могли позволить себе королевский ужин, иногда только полбуханки хлеба.
Я заметила странную особенность: чем холоднее, тем лучше подают. Наверно людям жалко музыкантов. А жалеть-то что, надо по качеству исполнения судить! Я, вот, когда только начала в переход ходить, только гаммы и этюды на постановку рук играла (дома негде было), мне кидали из жалости. Зато теперь, когда любую мелодию по заказу могу сыграть, чувствую, что не даром ем свой хлеб.
А Мышка сидела дома, принимала гостей, и вязала одежку малышу. С каждым днем мы становились все ближе и ближе. Я уже не могла лечь спать без наших вечерних бесед, без кружки глинтвейна, приготовленного милой Мышкой.
А гости приходили и уходили. Однажды кто-то предложил мышкиному малышу свое отцовство, но Мышка отказалась. А потом еще весь вечер сердилась на того дурака: «Из песни слова не выкинешь, как я забыть-то всё могу? Малыш узнает правду, когда вырастет, как я ему в глаза смотреть буду?». Мышка любила свое дитя, она ждала рождения малыша, собирала вещички. Мы читали детские книжки и придумывали имена. Все-все считали малыша немного своим. Нам не верилось, что Мышка возьмет и уйдет от нас просто так. В никуда.
Как-то сидели мы вечером и пили чай. Близился Новый год. Мышка подняла на меня свои серые, полные печальной задумчивости глаза и сказала:
— Не могу больше у тебя на шее сидеть. Не привыкла я так жить. Мне тоже пойти работать надо.
Я чуть не подавилась. Человек и так всю работу по Дому за меня делает!!!
— Мышка! Кто ж тебя такую беременную возьмет? Лучше сиди Дома, и вяжи что-нибудь, а я продавать буду.
Так мы и решили. Мышка начала свой труд. Она делала новогодние игрушки. Из бисера. Семь гномов. Каждый со своим характером, своей историей. Гном-астроном, гном-лесник, самый маленький гномик-пчёлка. Как мы смеялись, когда увидели Белоснежку! Она была так похожа на нашу Мышку, даже платье на ней было серое, как у неё.
Я очень не хотела продавать гномов, но Мышка была непреклонна. И вот когда все было готово, меня посетила потрясающая идея. Ноги мои уже бежали от Вернисажа подальше, навстречу к верному другу — переходу. Семь часов беспрерывной работы. Наверно, я уже никогда так не сыграю. Флейта умоляла людей помочь, рассказывала про Мышку, люди останавливались, долго слушали и кидали деньги. К вечеру нужная сумма была у меня в кармане. Руки не слушались, пальцы предательски посинели, губы потрескались до крови.
Мышка! Если ты читаешь эти строки, прости меня, если сможешь. Мне так хотелось оставить что-нибудь на память от твоей доброты. .
Я принесла Мышке деньги. Мы давно заметили, как Мышка скучает по дому. Часто вечерами она пела песни, иногда учила меня писать и говорить по-украински. Мы начали думать об её отъезде домой. Мы много смеялись и шутили, чтобы не выдать нашу грусть, собирали вещи, вязаные чепчики, распашонки. Мышка позвонила домой. Трубку взял отец. Не знаю, о чём уж они говорили, но с того момента я поняла, что все у них будет в порядке.
Мы хотели проводить Мышку до вокзала. Но она была против. «Зачем нам лишний раз плакать? — говорила она, — Лучше давайте расстанемся веселыми. Ведь мы же обязательно еще встретимся, правда?».
Мышка взяла свой рюкзак, помахала рукой на прощанье и выскользнула на улицу. Дверь захлопнулась. Потоки соленой растерянности хлынули у меня из глаз. Больше я Мышку не видела.
Прошло три года. Говорят, что она родила девочку. И все у неё в порядке. От этого мне тепло и уютно в нашем Доме.

Метруня

Так вот. Москва, значит. Город-то большой. И троллейбусы, и трамваи ездят. А еще метро есть. С кольцевой линией. Родился как как-то в депо новый поезденок. Радостный такой, фарами хлопает, колесами топает — родители не могли нарадоваться сыну. Когда Метруне исполнился один вагончик, они рассказали ему о своей тяжелой работе. Ездят целыми днями, людей возят, а люди неблагодарные, то стекло выбьют, то бутылок накидают, то стены начнут расписывать. А вот их троюродные тетки на американских горках работают. Вот повезло! И на солнышке, и народу по утрам не так много.

Метруня рос, и ему, несмотря на рассказы взрослых, так хотелось поскорее выйти на линию! Ночами он долго ворочался на рельсах и не мог уснуть, представляя, как люди будут садиться в него, и как он будет их катать. В шесть вагонов он так замучал родителей, что они разрешили Метруне вылезти на линию, только самым последним, чтобы народу поменьше было. А то мало ли что… Едет Метруня, песни поет: «Осторожно, двери закрываются! Осторожно, двери отрываются! Уважаемые пассатижи! При выходе из поезда не забывайте свои клещи!» А людей на станциях нет. Тут ему так грустно сделалось, уже полпути проехал, а никто так и не зашел… Подъезжает Метруня к Таганской и видит девочку. Маленькую такую, рыжую, конопатую, только глазки грустные. Села она в него, а он и говорит: «Ты чего грустишь?» Она глаза поднимет и удивляется: поезда, оказывается, говорить умеют! И рассказала ему о том, что у подружки засиделась, поздно уже, и мама ругаться будет, и вообще уроки не сделаны, и как-то оно все плохо. Метруня и говорит: «Не плачь! Не думай о грустном. Вот я сейчас тебя везу, и тебе весело и хорошо, мне от этого замечательно!» И стал он ее веселить, и американские горки изображал, и свет включал-выключал, типа светомузыка такая, и раз тыщу про двери рассказал. Тут девочке выходить пора настала. Посмотрели они друг на дружку, улыбнулись на прощанье, и поняли, что когда-нибудь еще обязательно встретятся.

Метруня домой прикатил. Тут его все ругать начали, зачем скорость превышал? Зачем свет выключал? Пожурили и поставили в самый дальний угол депо до самого совершенновагония. Долго плакал Метруня, а поделать ничего не смог. Вышел на линию уже взрослым и стал девочку искать. Остепенился он, грусть в фарах появилась. Ездил он целыми днями. Люди заметили, что на кольце есть странный поезд. Обычные поезда, снося все на своем пути, летят, остановятся, увидят бежит человек с перехода, перед его носом двери захлопнут и несутся дальше. А Метруня? Подъезжает к станции тихо, девочку высматривает, и людей ждет, может, они куда опаздывают. Люди тоже стали к нему уважительно относиться: бутылки не кидали и на стенах не писали. Даже пытались узнать в диспетчерской, в чем причина его грусти. Так шли года.

А что же девочка? Приехала домой, конечно же, ее тоже отругали. Тех пор она маму слушала. Закончила школу, в экономический институт поступила. Стала в банке работать. А потом кризис случился. Ну и сократили ее с работы. Пришлось ей сначала сотовый продать, потом машину. И вот спускается она в метро и видит объявление: «Уважаемые москвичи и жители Подмосковья! Московский метрополитен приглашает на работу машинистов…» Увидела и обрадовалась. И по счастливой случайности устроилась в то самое депо, где Метруня жил. Выходит с ведром и шваброй первый раз на работу.Метруня ее увидел, узнал сразу же, запрыгал от радости, фарами захлопал, колесами затопал. А она удивилась и думает: «Никогда не видела, чтоб поезда себя так вели!» Конечно, она не помнила ничего. Ведь дети с животными разговаривают, с предметами, понимают их язык, а потом вырастают и забывают. Посмотрела она вокруг, никого нету вокруг и тоже запрыгала. В детство типа впала. И тут Метруня смог да нее докричаться. Только вот она никак не могла вспомнить, откуда Метруня ее знает. Тогда Метруня догадался: — Ты когда-нибудь не слушала маму? — Да, всегда вроде, — отвечает. — Ну… Ну подумай, как следует, — не унимается Метруня. И тут она вспомнила… Обрадовалась, швабру с ведром бросили. Посмотрели они друг на дружку и стали вдвоем ездить.

И видели люди странный, но очень счастливый поезд с единственной тетенькой в оранжевом жилете внутри, смотрели на него и становились счастливыми. И те люди смотрели на других людей, и другие делались счастливыми. И другие смотрели на остальных, и все делались счастливыми. Не верите? Спуститесь на кольцевую линию (Метруня там до сих пор ездит), посмотрите на них и будьте счастливы!!!

Лестница

Лестница была как лестница. Ступеньки у нее были. Но сколько их было, никто посчитать не удосужился. Правда, злые языки говорили, что их сосчитал дядя Петя из 36-ой квартиры, когда его жена снова выгоняла из дома.
Всю ночь он сидел на Лестнице, курил и думал, как ему пройти по Лестнице с обратной стороны. Дядя Петя мечтал ее перевернуть и пройтись по изнанке ее ступеней.
Все дяде Пете говорили, что, если он хочет исполнить свою мечту, то придется перевернуть и весь дом, а потом и весь мир…
Архимед говорил: «Дайте мне перевернуть лестницу, и я переверну Землю!» Штурман на корабле у Колумба кричал в порыве: «Дайте мне Землю или я переверну лестницу, и мы окончательно заблудимся!»
Когда дядю Петю выгоняла жена, он ложился на Лестницу, засыпал и ему снились разные сны: иногда дяде Пете казалось, что он штурман на корабле у Колумба, иногда, что он Архимед.
А Лестница страсть как сама хотела перевернуться – у нее чесалось брюхо, а жильцы дома своими подошвами чесали ей спину, которая вовсе не чесалась.
А какая она была – эта Лестница? Мне кажется, что та, что в хрущовке, самая обыкновенная. Перила были у нее деревянные, крашеные коричневой половой краской. А сама она была не мытая… Ну не то чтобы совсем не мытая. Просто мыли ее плохо. Скажем, жена дяди Пети. Она никак не могла отмыть одно пятно.
На одной из ступенек Лестницы был такой черный пятак. В это место дядя Петя тушил сигарету. Потому что когда жена его выгоняла, он перед тем, как улечься на Лестнице и заснуть, садился на ступеньку и выкуривал сигарету.
А Лестница жалела дядю Петю. Когда он считал ее ступеньки, она даже старалась выгнуться так, чтобы дяде Пете было не больно.
В момент между в сном и явью он слышал, как Батарея советовала Лестнице успокоиться и не барагозить – лежать как положили. Батарея была неисправной, поэтому любила поворчать. Но однажды Лестница так ее достала, что Батарею прорвало. Прямо на дядю Петю. Который в это время валялся на Лестнице и курил сигарету!
Хорошо, что топят фигово, и вода была не очень горячая!
Лестница вывернулась и спасла дядю Петю от Батареи. И они ушли куда-то вместе. То ли на корабль к Колумбу, то ли в гости к Архимеду. Кто ж знает…
Выходит жена дяди Пети утром лестницу мыть – ни дяди Пети, ни Лестницы.
Вот такой кошмар однажды приснился.
А утром просыпаюсь, выхожу из дома, а один лестничный пролет потерялся и ни туда, ни сюда…
29.03.09

Кувшин

В самом сердце пустыни Сахары, что находится в Африке, жили маленькие ящерки. Тяжело им было прыгать целый день по жаре, и поэтому выходили они гулять ночью. Ночью солнышко жаркое ложилось спать, и только звезды и луна освещали ящеркам дороги.
В пустыне ночью прохладно: луна не греет, а иногда ветерок прилетает и приносит далекий запах моря. Только раз в году в пустыне выпадал дождик, и тогда все живое радовалось ему, цветы распускались, кузнечики и другие жуки стрекотали, а ящерки прыгали по лужам и смеялись от счастья. Но дождя уже давно не было, жара съела все цветы, жуки и кузнечики спрятались под камнями, а ящерки отсиживались в норке. Но норка не глубока, и солнце греет в ней так же сильно, как и наверху.
И решили ящерки копать норку глубокую, такую чтоб от солнца спрятаться и чтоб птицы и не нашли их и не съели. Копали, копали, день копали, два копали, на третий уткнулись они во что-то твердое, железное. Интересно стало ящеркам, что же это такое? А раскопали они, оказывается, кувшин. И туда его, и сюда, а открыть никак не могут. Побежали, не смотря на жару страшную, к соседям своим кузнечикам. Прискакали кузнечики, посмотрели на кувшин и сказали, что надо мух позвать, они, мол, везде летают, все знают и уж точно кувшин откроют. Прилетели мухи, посмотрели на кувшин, и жуков стали звать. Приползли жуки, увидали кувшин, посмотрели на пробку деревянную, залязгали зубами страшными и съели пробку!
Закричали ящерки:— Наша вода! Мы кувшин нашли!
Зазвенели кузнечики:— Наша вода! Мы мух привели!
Зажужжали мухи:— Наша вода! Если не мы, кто бы вам жуков привел?
А жуки залязгали зубами своими страшными:— Наша вода! Мы кувшин открыли!
И завязалась драка. Жуки кусаются, кузнечики лягаются, ящерки царапаются. Катались они клубком по земле и толкнули кувшин. А вода и расплескалась.

Зведный волк и Микояновский мясокомбинат

Дело в том, что на небе есть своя иерархия созвездий. Самый главный, конечно, Звездный Лев. Он царь всех звезд, и он следит, чтобы на небе соблюдались Звездные Законы. Один из Звездных Законов заключается в том, что все Звездные Звери питаются Звездной пылью. Но Звездный Волк – он же хищник – очень страдал от этого закона. В его характере и в его природе всегда было охотиться на других Зверей. Но есть Звездных Зверей он не мог, во-первых, потому что они состояли из Звездной пыли, и это было бы шило на мыло, а во-вторых, потому что Звездный Лев непременно заметил бы пропажу одного из Зверей.
Поэтому каждый раз, когда наступает Лунное затмение, Звездный Волк спускается на Землю на охоту. Но он добрый, он не хочет убивать животных, поэтому он идет на Микояновский мясокомбинат – за колбасой. В свой большой черный мешок он прячет сосиски, сардельки, ветчину, сервелат… Короче, кучу всякой разной колбасы.
Но на небе есть еще один закон: каждое существо, которое туда поднимается, обретает свою истинную форму, не зависимо от всех изменений, которым оно подвергалось на земле.
И Звездный Волк, поднявшись на небо с огромным мешком колбасы, обнаруживал в нем… маленьких котят! Значит в сосисках и сервелате, в салями и в ветчине – везде живут души маленьких котят! Звездный Лев, конечно, сразу видел это безобразие, вставлял Звездному Волку атата, и отправлял котят на землю, где они реинкарнировались из колбасы в самих себя.
Но каждое лунное затмение происходит одно и то же. Звездный Волк спускается на Микояновский мясокомбинат, чтобы украсть колбасу, возносит на небо души невинных котят, а Звездный Лев ругает Волка и возвращает котят на землю, но уже не в виде колбасы, а в виде живых кошек.
Потому что в мире все всегда правильно. Правильно и гармонично.

Друг Запятая

У меня нет друга по имени Запятая. Об этом мне сказал Интернет. Нет такого друга, и все тут. Жаль, конечно…
Но зато есть Друг, к которому можно завалиться в три часа ночи, честно сказать, что очень хочется всего и сразу — помыться, пожрать и поспать, развалиться при этом на кухонном диванчике и смотреть, как он носится между плитой и холодильником.
Еще есть Друг, который всегда серьезен и строг, потому что великий начальник, ты приходишь к нему, когда он болеет, а он так рад, что вскакивает и начинает отплясывать ирландские танцы, при этом приговаривая: «Ой-ой, я странно себя веду! Наверное, это температура на меня так действует!». Интересно, Друг Запятая мог бы вместе со мной творить безумие — сорваться автостопом к черту на рога или устроить маленький дебош в отдельно взятом пространстве?
Ну ведь, правда, один мой Друг всего лишь пару дней назад шел по Бульварному кольцу, завернувшись в огромного тигра из скотча, а мне казалось, что он играет на геликоне. И Мир улыбался нам вслед.
Не стоить забывать про Друга на Краешке Сознания — мы не виделись сотни тысяч лет, мы разбросаны на десятки тысяч километров жизненных историй, но на днях я получила от него «привет» — и как-то сразу вспомнилось, что когда в прошлый раз повстречались вживую, соседи решили вызвать милицию — нашей радости было слишком тесно в хрущевской квартире.
Для Друга по имени Запятая я бы нашла «ту самую», «ну вот эту», «очень нужную» хрень, обошла бы полмира, «ну ты же понимаешь». Я делаю это для всех людей, которых считаю друзьями…
И стала думать. Думать о том, смог бы Друг Запятая стать частью Внутреннего мира, чувствовала ли я его, как мизинец на левой ноге? Иногда так бывает — поймешь, что надо позвонить, и действительно надо.
Друзья, как и хорошее вино, требуют выдержки. Но вдруг перекинешься с кем-то парой дурацких слов, и сердце твое спрятано навеки уже не в чужие ладони.
Друг Запятая.  Каким бы ты был? Открываю снова и снова страницу, а там: «У вас нет друга с таким именем». Будет. Познакомимся когда-нибудь еще.